Special offer

Special offer

понедельник, 24 марта 2014 г.

Безымянное (не)удобство



Всем известно, что подлинная цена удобства познаётся только после утраты оного. Тем, кто со мной не согласен или не совсем понимает о чём я, предлагаю вспомнить о такой мелочи как омыватель стёкол в автомобиле. Что нужно сделать, чтобы полить стекло? Потянуть тот рычажок на себя?! Да?! Так просто?! А теперь представьте, что вместо этого Вам нужно нажать небольшую резиновую кнопочку под рулём, которая, собственно, является насосом для бачка с омывателем, и чем ожесточённее вы будете её нажимать, тем больше омывателя окажется на лобовом стекле. Именно так когда-то было в жигулях первой модели и небыло в этом ничего особенного, но представить себе такое в наши дни...
Да, кстати, если клапан пропускает (а именно так оно и бывало), то первую дюжину нажатий вы будете качать воздух.

...
Настроение ухудшалось с каждой минутой. Команда Эдика (вторая позиция в таблице) играет против аутсайдеров лиги уже 30 минут и счёт 0:2 не в нашу пользу. А всё потому, что прямо посреди сезона из команды ушли два человека: нападающий и единственный (!) вратарь. Нападающий ладно, но ВРАТАРЬ!!! Даже тот факт, что это был отменный вратарь не особенно примечателен – у нас просто некому стоять на воротах!
Ворота у нас конечно-же не пустые, но губы покусаны у всех. В роли голкипера– «подарок судьбы». Когда мяч летит в его сторону все замолкают, начинают молиться и кусать губы. Однако дарёному коню в зубы не смотрят, поэтому я просто расскажу как мы до этого докатились:
Перед прошлой игрой к команде подошёл дли-инный такой парень (почти как Эдик) и спросил:
-- «Э-э, а у вас что, вратаря нет? Что-то я его не вижу.» – Он растерянно озирался вокруг.
-- «Да от тебя ничего не скроешь Шерлок, НЕТУ!» – Грег, главный тренер, был необыкновенно вежлив после праздников.
-- «Хотите постою?» – фраза была почти беззвучной. Руки по карманам, нос повешен, а ботинок изучающе попинывает пучёк травы.
-- «Ты вратарь?!» – В голосе отчётливо слышалось удивление и вызов – Грег не мог поверить в этот поворот судьбы, но избежать его не представлялось возможным.
-- «Так можно?!» – Парень заметно оживился. Похоже его настроение имело уникальную способность меняться быстрее, чем шотландская погода – теперь его улыбка была, хм-м... Хотя нет, лучше Льюиса Кэролла я не смогу. Просто «улыбка была...»
-- «Поздравляю, ты зачислен в команду, э-э-э...»
-- «Лиам, сэр! Спасибо, сэр!» - бодро прозвучало в ответ.
-- «Да, Лиам! Переодевайся, скоро игра!»
День был спасён! Тот матч мы выиграли. Хотя сейчас мне кажется выиграли только потому, что играли против последней строчки в таблице. А вот сегодняшние ребята хоть и аутсайдеры, но грубых ошибок не прощают.
К перерыву Командный Дух Cовсем Пожух. В добавок один из полузащитников, который вышел на поле с температурой, начал блевать. Вобщем выпустили Эдика – нашу единственную замену. Мяч развели без особого энтузиазма и полузащитники поспешили пнуть его поближе к воротам противника. Надо сказать, что Эдик очень внимательно относится к офф-сайтам и таки это помогло – он оказался один на один и... ЗАБИЛ! Все просто взорвались! Эдика не повалили на траву только потому, что он слишком длинный. Среди болельшиков пронеслось «Super-Sub! First touch of the ball! Super-Sub! GO, EDDY, GO!». Меня распирало от гордости. Последний раз его выпустили на 30 минут против Everton-а и он отличился дублем. Это было до праздников, а сейчас это была для него первая игра после каникул и на тебе!
На всеобщем подъёме отличился второй нападающий и у нас появилась реальная надежда, но... Если говорят, что дарёному коню в зубы не смотрят, значит не смотрят! И нечего тут! Мы проиграли 2:4.
Несмотря ни на что моё настроение было таким приподнятым, что я, казалось, без ущерба для мозга могу легко посмотреть целый сезон «Малахов +» или лЁгонько взбежать на вавилонскую башню – типа «Что тут у Вас ребята? Давай помогу!».
Болельщики потянулись к выходу, Лорна собирала термосы, Грег и Иан без напряжения отчитывали команду, а я прогуливался вдоль забора в ожидании Эдика. И тут о, ужас! Метрах в двадцати за забром возле сторожки лежит мяч. «Засранцы!» - ласково подумал я – «Опять не заметили! Конечно! Разве 20 фунтов это деньги?!». Эта игра была особенно богата на выбитые мячи. Совсем недавно парнишка перекинул штуки 3 не меньше.
Я оглянулся. Из праздно гуляющих был только я. «Ну и ладно. Ща, быстренько» пронеслось у меня в голове и я положил руки на сетку забора. Лазил я туда далеко не первый раз и чувствовал себя очень уверенно. Страшнее было смотреть на пацанов и на то как неуверенно они это делали. Как только я оказался на заборе, острая боль в рёбрах напомнила о себе – это воспаление, которое мне так и не удалось победить.
«Вперёд или Назад?» Вы когда-нибудь задавались таким вопросом? Теперь уже не знаю хорошо это или плохо, но для меня такой вопрос никогда не стоял. Я стиснул зубы, перевалил центр тяжести по ту сторону забора и плюхнулся вниз. «Отлично! Не зацепился!» подумал я про ботинки, которые только что встретились с землёй. Осталось только «приземлить» пару вопросов, которые повисли в воздухе:
а). Почему я потянул мышцу предпечья?
б). Почему удар об землю был таким лёгким? Всё-таки лететь метра 3 не меньше?!
Ответ пришёл сам собой: Из-за боли в груди я забыл отпустить забор, что немного задержало падение поэтому я приземлился легче и ближе к забору, чем думал. Дурик, млин. Ничего, пару дней поболит и пройдёт. Я автоматически посмотрел на руку – перчатка в клочья...
Второй вариант ответа пришёл вместе с болью. Я тихонько отогнул неопреновый палец перчатки и облегчённо выдохнул: «Вот, *ля! Кольцом зацепился! Как Хорошо, что я в болевом шоке! И как мега-прекрасно, что нет крови! (как впрочем и пальца)». Теперь действовать надо было быстро. Я приготовился пережать запястье, если пойдёт кровь и посмотрел на поле.
Именно здесь началась полоса моего паталогического везения: сначала Иан, потом кнопка, доктор в скорой, семья, Кирилл проснулся, пластичечский хирург и многое другое. Однако всё по порядку.
Иан смотрел прямо на меня. Я махнул ему только раз и он всё понял мгновенно. Пока он бежал я уже протискивался через грязь под забором обратно. Мысленно я отсчитывал секунды: 15, 16, 17... я почему-то думал, что у меня секунд 20-30 до потери сознания, не больше. Если-б я только знал, что засну теперь только под наркозом в 8:30 следующим утром...
-- «I’ve lost me finger, mate! Fuck the finger, find the ring!» - я показал Иану свою руку.
-- «Nobother pal, youre gonna be fine!» - Иан обхватил меня и выразительно посмотрел в сторону Грега. Тот мгновенно очутился рядом и поспешил убедиться, что пальца действительно нет:
-- «What’s up, Peter?»
-- «I’ve lost me finger.»
-- «Aye, right!» - прозвучала в ответ знаменитая шотландская ирония и только когда я показал руку – «Oh, shit! For fuck sake!!!»
Это был первый и далеко не последний раз на сегодня, когда люди реагировали подобным образом на мою травму. Мы с Ианом направились к машине. Уже когда мы прошли почти половину пути, я начал расслабляться. Мне почему-то захотелось полностью положиться на этих людей – «Они всё прекрасно устроят» - успокаивал я себя и начал погружаться в эдакий туман. За моей спиной Грег начал брать ситуацию под контроль:
-- «Get your arses over here!!!» он привлёк внимание команды, которая всё ещё оставалась поодаль и непонимающе пялилась то на нас с Ианом, то на Грега, который увлечённо копался в грязи возле забора.
Уже возле машины ко мне подошёл Эдик:
-- «Пап, ты как?» - сказать, что он был обеспокоен – не сказать ничего.
-- «Да нормально сынок! Палец оторвал!» - я подумал, что он уже достаточно взрослый.
-- «Eddy, get the fuck outta here!» - Как позже заметила Лорна, «Ian spoke to him in a nice Glaswegian manner…»
Я посмотрел на Иана и сказал:
-- «Eddy…»
-- «Don’t worry, son. Lorna will take care of him!» Он достал ключ от нашей машины и передал его куда-то за мою спину.
Я снова уставился на свой огрызок и стал что-то бормотать по-английски, чтобы никто не подумал, что у меня бред. Меня начинало «укачивать», поэтому срочно нужно было сесть, а машина Грега была закрыта.
-- «Get the fucking keys!» - в твёрдом раздражении повторял Иан – «Open the God damn’ car!»
-- «Greg’s got the key, he’s looking for finger, he’ll be in a minute!» - вторил ему чей-то голос.
Со слов очевидцев за моей спиной происходило самое интересное. Народ бегал взад-вперёд по обе стороны забора, но палец не находился. Откуда им было знать, что он катапультировал в обратном направлении и спокойненько лежал на поле метрах в 10-ти от места происшествия...
Операция «перехват» была в самом разгаре. Уже давно «Дарси» так не везло. Каждое воскресенье (иной раз дважды) она наблюдала, как её хозяин энергично жестикулирует, лает и мечется вдоль поля, в то время как маленький хозяин и десяток его друзей гоняются за мячиком. ЕЁ МЯЧИКОМ!!! И ведь даже шевельнуться опасно – хозяйка (Лорна, жена Грега) сразу норовит пристегнуть к забору. ЗА ЧТО?! ОНА ЖЕ ХОЧЕТ ПОМОЧЬ!!! Потом игра заканчивается и все идут домой. И никто не обращает внимания на бедную собачку тщетно пытающуюся завязать игру... А тут – просто сон наяву! Вся команда включая хозяина и хозяйку играет только с «Дарси» - они все распахнули свои объятья и бегают за ней на полусогнутых с кривыми улыбками! И крики со всех сторон:
-- «Keep the dog away, it could get the finger!!!»
-- «Darcy! Darcy! Com’ ere for fuck sake!»
-- «What have you got, Darcy?! Give it to me!!!»
Долго-ли, коротко, но палец нашли. Нашли и кольцо. Теперь все были у машины, а Лорна на прямой связи со скорой:
-- «On the ice? Alright!» - прикрывает трубку рукой и командует – «Put it in the ice bag!» - снова внимание к телефону – «Ah? Do Not?! Oh, Shit!!!» - но палец уже глубоко закопан в пакете со льдом – «No-o! No-o! Take it out!!! Take it out!!!» - половина льда с глухим грохотом оказывается на асфальте, Грег ловко выцепляет палец из пакета и поднимает его высоко вверх обнаруживая длинное сухожилие оторванное вместе с ним.
-- «Сначала в пакет, потом в лёд!» - пытаюсь объяснить я, удивляясь, что я один сохраняю спокойствие – «Сначала в пакет, потом в лёд!!!» - я слегка повышаю голос и понимаю, что говорю по-русски... мда, насчёт спокойствия можно поспорить.
По пути в больничку обнаруживается, что Грегу, там куда мы едем, пришили мизинец и что работает он превосходно. Это внушает некоторую уверенность, которая мгновенно улетучивается при виде огрызка. Ну не могу я себе представить, как к «этому» можно приделать тот Halloween Sausage и спагеттину.
По-моему я нёс какую-то чушь Иану с Грегом. Мне хотелось показать, что я в порядке, что я не переживаю, что я не в шоке и всё адекватно оцениваю. Минутой позже я понял, что это не совсем так...
Мы подруливаем прямо туда, куда приезжают скорые. План простой: мы с Ианом мгновенно высаживаемся и идём в приёмную, а Грег паркуется и присоединяется к нам позже. Наш стройный план разрушют дизайнеры Мерседес! Кто-бы мог подумать?!
-- «How do you open that door, Greg?!»- Иан безнадёжно ощупывает обшивку пассажирской двери Mercedes Vito.
-- «Press that button on the door, mate.» - Грег не выказыват даже тени беспокойства, просто смотрит попеременно то на нас, то на водителей скорых собравшихся с другой стороны машины.
Иан пытается нажать какой-то тонкий чёрный рычажок торчащий из двери в салон.
-- «It’s not working, pal» - пауза затягивается.
Я понимаю, что мне пора включать мозг. Ме-едленно, словно я всплываю на поверхность, концентрирую свой взгляд на двери. Есть, ручка в фокусе! Я сразу хватаюсь за неё, как за спасательный круг, и начинаю тащить себя и свои мысли обратно из тумана в сознание. Теперь я уже стою на пирсе и тащу фалинь. Сначало ме-едленно, потом быстрее и быстрее из тумана появляется огромная шлюпка, потом борода, очки, улыбка.
-- «Думай, Петя! Думай!»
Так, ручка. Я за неё держусь. Дверь должна открываться одной рукой. Кнопка должна быть рядом. Но где? Большой палец. Пошевелить. О, да вот же она, под пальцем! Нажимаем... Дизайнеры потрудились на славу – кнопка не выделяется из обшивки и у неё почти нет зазоров.
-- «I’ve got it Greg. I’m out.» Я выхожу из машины и тут же понимаю, что мне крайне сложно удержаться на ногах – сильно кружится голова. Благо Иан всегда рядом.
Всё, ребята! С этого момента я решил не расслабляться. Теперь ситуация постоянно оставалась под моим контролем!
Стого момента когда я предъявил свой огрызок в приёмной (Oh, Shit!) и до того как меня усадили в кресло прошло довольно много времени. Имя? Фамилия? Дата рождения? Адрес? А у нас другой адрес указан! Уже год назад сообщали?! Ну я запишу новый. Номер телефона! А у нас другой... и т.д. и т.п. Наконец-то осмотр:
-- «Well, what have you got there?» - доктор уже знает, что нет пальца, он наверняка многое видел, одним словом готов... – «Oh, shit! Unbelievable!» - очередное за сегодня восклицание. Удивление заметно в основном в его глазах – эдаких пятикопеечных блинах. Док рассматривает мою кисть со всех сторон – «Can you move other fingers
-- «Yes.» - я шевельнул каждым пальцем в отдельности.
-- «Fantastic!» - он явно озадачен, но доволен.
-- «I’m a lucky son of a bitch, eh? Doc?! Have I got lucky?!» - я смотрю прямо на него и улыбаюсь.
-- «Now weve got a definition ofluckhere!» - обращается он к коллегам и все дружно начинают смеятся.
-- «Can you feel them as I touch?» - он аккуратно дотрагивается до каждого из пальцев вызывая целую гамму ощущений у меня в предплечье.
-- «Oh yes, I certainly do!» - я продолжаю улыбаться и утвердительно киваю головой. Видимо что-то в моей улыбке подсказывает ему следующий шаг:
-- «Get this gentleman a good dose of morphine, please!»
Пока мне кололи, приделывали капельницу, накладывали повязку и резали одежду я имел удовольствие наблюдать, как сестричка заботливо чистила мой пальчик и сухожилие во всю длинну разложенные на столе. Неужели они верят в это?! Во мне стала зараждаться некая надежда.
Пока суть да дело, доктор договорился со своим коллегой из Glasgow Royal Infirmary, что человека с моим набором увлечений непременно должен оперировать специалист. Меня перевезли в центр.
В это время Эдик деликатно сообщил Наташе последние новости:
-- «Вот, кольцо папино»
-- ???
-- «Папа в больничке»
-- «Что с ним?!»
-- «Палец оторвал. Вот телефон, позвони Лорне пожалуйста.»
-- «А-а» - Наташа не совсем (или «совсем не») понимала, что происходит, но Лорне всё-же позвонила и вскоре вместе с Грегом и Ианом прибыла в Royal Infirmary. В это время меня уже начал осматривать хирург.
В палату в сопровождении ассистента вошёл высокий, худощавый джентльмен с сединой и удивительно успакаивающим выражением лица. Улыбка застряла где-то между уголками глаз и губ. Причём прочно и навсегда, потому что она была почти осязаема даже в его речи. Голос – классический пример уверенного в себе человека: тихий, ровный. Речь стройная и чёткая. Но что самое приятное – английская, без примесей! Впервые за много месяцев мне не пришлось напрягаться, чтобы поддержать разговор с незнакомым человеком.
-- «How do you do, Sir! My name is John Watson»
-- «How do you do, Sir! My name is Peter» - на лице доктора мелькнула тень удивления. Но лишь на сотую долю секунды.
-- «My colleague…» - он учтиво повёл рукой в сторону ассистента.
-- «Don’t mention it Doctor, I know his name.» - я с покровительной улыбкой киваю ассистенту:
-- «Sherlock!»
Все смеются.
Доктор подробно объяснил, как пришивают пальцы. Настолько живо и отчётливо, что волей-неволей на ум пришло сравнение с моим случаем. Вернее пришло понимание невозможности оного. Затем он нарисовал на своей руке, что он может сделать с моим огрызком и каковы шансы на успех в каждом из вариантов. Словом, я был прав про Halloween...
После того как мы договорились об операции, он предложил мне очередной выбор: оперироваться сейчас, но у другого хирурга или подождать до утра. Я согласился ждать и постарался изобразить мину, которая должна была устранить все сомнения по поводу моего выбора.
Видимо БЫЛО что-то в этой мине, ибо:
-- «Dont you worry Sir, well do it first thing in the morning!» - улыбка стала чуть более осязаемой, в добавок он едва заметно кивнул, мол «Не ссы казак, Атаманом будешь!»
Удивительно, но в тот момент мне казалось, что жизнь прекрасна! Мне разрешили пить, есть и спать! Что может быть лучше? Я набил пузо месными сэндвичами и залил всё это пинтой молока – будь что будет, не до аллергии сейчас. Но как было вкусно! Я отрегулировал свою электрокровать поудобнее и приготовился погрузиться в сон... Совсем скоро я усну... А утром меня заштопают... Я полностью спокоен и скоро усну... Вот сейчас... Через минуту...
К сожалению Морфею в тот день мешало всего несколько незначительных обстоятельств. А именно: я находился в хирургическом отделени и уже наступил глубокий вечер. А это значит, что все прооперированные сегодня пациенты уже отошли от наркоза и пробовали (с переменным успехом) справиться с болью. Невнятные стоны, нечленораздельные инсультные возглазы, мычание, крики и прочие звуковые изобилия не давали Повелителю Сна погрузить меня в свои объятия. Кроме того, моя личная боль видимо решила воспользоваться моментом и заявила о своих правах в полный голос. Помимо того, что общий болевой фон был довольно высок, у меня в добавок то стреляло, то покалывало, то вдруг сдавливало и не отпускало. Вобщем если бы правая рука была в порядке, я бы мог написать небольшой «Каталог болевых ощущений связанных с потерей пальца при отягчающих обстоятельствах (обручальное кольцо)».
Я решил отвлечься и поиграть в телефон. Будь я проклят! Сплошные головоломки! О чём я думал, когда устанавливал игры?! Кто знал, что мне когда-нибудь понадобится нечто брутально-прямолинейное типа «Shoot them all!» где надо просто долбать по экрану?! Хотя может к лучшему? А то глядишь продолбил бы дырочкув забытьи.
Я попытался позвонить Отцу, но он был занят в котельной, где связи практически нет. Я позвонил Ане, мы проболтали почти час и решили что не будем пока говорить родителям. Потом стала наступать тишина – это на моих соседей по отделению начало действовать обезбаливающее. По всей видимости его не досталось только мне, потому что я не выступал. Сейчас я думаю: «Где была моя голова? Надо было просто попросить!» А тогда мне казалось, что я неплохо справляюсь. Ещё бы. Где-то далеко-далеко в эстонии Отец ворочается в постели, сетует, что забыл перезвонить и трёт разболевшийся безымянный палец...
Спать всё равно уже не хотелось. Или не уже, а ещё? Словом, я решил отстучать послание Кириллу в одноклассниках. Во-первых это займёт меня на какое-то время, а во-вторых завтра, когда Кирилл прочитает, нам будет о чём поговорить. И о, чудо! Кирилл проснулся среди ночи, не мог больше уснуть, ну и решил заглянуть в одноклассники. А тут я, весь в белом! Он был со мной несколько часов и скоротал самое тяжёлое для меня время – примерно с 2-х ночи до 6-ти утра. Мда, не дай вам Бог, уважаемые, остаться один на один с болью.
Настало долгожданное утро и прежде чем меня усыпили, я успел отпустить еще пару-тройку шуток. Например, когда медсестра в ответ на мой отказ принять душ обдала меня потоком желчи поглядывая при этом на мои взъерошенные волосы:
-- «I can’t believe you don’t want to refresh yourself»
-- «Have you got a barber around?» - я надменно приподнял голову и изобразил самый что ни на есть снобский английский акцент.
-- «No» - она была лаконично обескуражена
-- «Then why should I?» - я прижал руку к груди и отвернулся к окну. Занавес.
Потом, опять таки чтобы отвлечся, я поплёлся в приёмную хромая и держа на вытянутой руке прозрачные операционные трусы.
-- «What’s that?! You really expect me to put them on?!» - трусы подрагивали прямо перед лицом молоденькой сестрички.
-- «Y-yes, Sir, Im afraid…» - Она явно в замешательстве.
-- «Have you got boxers, like?!» - я поменял тон на уныло-удивлённый.
-- «Oh, I’m afraid that’s the only fashion we got! But Im going to put this through to the management!» - наконец-то она улыбается, а уборщицы наперебой уговаривают, что я буду выглядеть круто!
Ну и последнее, что я помню перед наркозом это когда меня уже перекладывали на операционный стол, делали последние приготовления, рассказывали, что собственно меня ждёт, я всё кивал рассеяно и глазел по сторонам как вдруг:
-- «Is there anything you want to ask me now, before you go to sleep?» - только сейчас я заметил, что надо мной хлопочет симпатичненькая медсестра. Я немного помедлил и:
-- «Whats your number, Doll
...

Эпилог

Так закончились мои злоключения. Могу лишь только добавить, что мы не придаём должного значения роли некоторых из наших пальцев. Например, все знают, что без большого пальца практически невозможно пользоваться инструментом. Вообще Прогресс как таковой во многом ему обязан. А указательный? А про средний я вообще молчу!!! Но что делает безымянный палец? Какова его роль? Такое ощущение, что его выбрали для ношения кольца только потому, что мизинец слишком мал, а остальные слишком заняты другими важными делами.
А теперь представьте: вы открываете бутылку и держите пробку большим и указательным пальцем. Что происходит потом, когда вы начинаете пить? Вы опускаете руку и большим пальцем отправляете пробку в кулак. Так вот если у вас не будет безымянного пальца, то она окажется прямо на земле. Там же, куда приземлились ключи от машины, там же куда высыпалась мелочь из магазина и многие другие предметы разной значимости.
В моём случае это ещё и буквы «щ», «д», «ю». Вы представить себе не можете сколько раз мне пришлось нажать Backspace чтобы впечатать выпавшую букву. Так и клавиатуру сломать можно! Я «настучал» уже 8 листов, а огрызок всё продолжает дёргаться когда мне нужны эти три несчастные буквы.
Мораль: попросите ювелира разрезать ваше кольцо по диагонали в одном месте. Кольцо достаточно жёсткое, чтобы сохранить форму и теперь будет достаточно мягким, чтобы разогнуться. В случае чего...

Комментариев нет:

Отправить комментарий